«Идиот» в Театре Наций

Павел Карташев, режиссер,  критик

Из либретто спектакля «Идиот» по мотивам романа Ф.М. Достоевского в постановке Максима Диденко в жанре черной клоунады (клоунады нуар в программке):
«Монолог о русском либерализме – текст Ф.М. Достоевского. Чтобы оценить всю его иронию, надо понимать, что в романе его произносит Евгений Павлович Радомский».

Тот самый Евгений Павлович, который, намереваясь «очень долго прожить в Европе», откровенно называл себя «совершенно лишним человеком в России».
Приведу читателям монолог (на самом деле фрагмент монолога по Достоевскому), произносимый в спектакле невозможно запомнить кем (ибо как гласит нам аннотация на сайте театра – «несмотря на то, что сценическая версия романа, написанная Константином Федоровым, включает 20 персонажей, в спектакле заняты всего четыре исполнителя):

«…русский либерализм не есть нападение на существующие порядки вещей, а есть нападение на самую сущность наших вещей, на самые вещи, а не на один только порядок, не на русские порядки, а на самую Россию. Мой либерал дошел до того, что отрицает самую Россию, то-есть ненавидит и бьет свою мать. Каждый несчастный и неудачный русский факт возбуждает в нем смех и чуть не восторг. Он ненавидит народные обычаи, русскую историю, все. Если есть для него оправдание, так разве в том, что он не понимает, что делает, и свою ненависть к России принимает за самый плодотворный либерализм (о, вы часто встретите у нас либерала, которому аплодируют остальные, и который, может быть, в сущности самый нелепый, самый тупой и опасный консерватор, и сам не знает того!).»

Монолог читается в микрофон на фоне уборщика, подтирающего пол от воды-вина (остатки буйной предыдущей сцены дня рождения у князя). Читается он так, такой в него вкладывается смысл, что читаемое — слова и идея, в них заключённая — есть credo самого режиссёра, чуть стыдливо скрываемое за набором чёрной понимаете ли клоунады, которая иной раз ни к селу, ни к городу.

В этом Диденко честен. Честен, признаю.

Да, Достоевский обладает способностью зацепить за живое совесть, заставляя лицезреть такие закоулки души, что не приведи Господи. Видимо, читая Достоевского (а если верить Диденко, то читал он роман аж 9 раз!), с ним произошло нечто, заставившее его сделать гражданский coming out с элементами творчества в виде данного спектакля, в котором много подобных шифров, кои шифрами, простите, не являются. Читает, например, Рогожин, чуть не по слогам, текст Достоевского из большой книги, потом плюёт в эту книгу, захлопывает её и протыкает насквозь ножом. «…подумаешь, бином Ньютона!», – как сказал бы другой классик. Может это такие шифры для «своих», которые не дано прочитать «не своим»? А, ну-ну…

Всё остальное в этой некрофилии-style с потугами на весёлость – князь Мышкин в исполнении Ингеборги Дапкунайте, которая пищит как мышка весь спектакль и ходит так смешно, два здоровенных мужика, один из которых почему-то «Аглая», а другой «Настасья Филипповна», вся эта гей-эстетика тридцатилетней свежести и грибная токсичная психоделика, весь этот в основном кроваво-чёрный Videomapping (весьма средний, кстати, я ждал большего), одним словом всё остальное – это рамка, обрамление, оправа режиссёрского «честного credo» про «эту страну». Так хоть бы зацепило. Нет, не зацепило (ну не цепляет, Максим). Не для зрителей играли, всё мимо пролетело. Эх…
Из хороших моментов был один, когда в финале Рогожин режет мужика в парике и в чём-то свадебном, ну то есть Настасью Филипповну, а падает Дапкунайте-Мышкин (Лев, как её/его назвал в порыве страсти мужик-Аглая).

Вскрыты ли коды Достоевского? Нет, не вскрыты. Верю ли я, что Диденко 9 раз читал «Идиота»? Да, верю. Но с таким же успехом он мог читать его 19 раз, 29 и даже 99 – результат был бы тот же. Не дано, не открывается. Так бывает, извините. Но в тренд хочется же попасть, вот и попал…

На фоне недавнего заявления худрука Театра Наций Евгения Миронова о том, что «Работа театров не должна оцениваться по количеству зрителей» (а зрители методично уходили с «Идиота» начиная с середины спектакля), складывается неутешительная картина, что Евгений Миронов создал… средний театр. Не выдающийся, а средний (я смотрел там «Иванова» и стало очевидно, что Кулябин фигура дутая, спектакль средний). Конечно, по двум спектаклям сделать объективный вывод о театре сложно, но ведь Евгения Витальевича на Гайдаровском форуме никто за язык не тянул (попробовал бы Миронов Немировичу-Данченко такое сказать!). Вот и выходит, что богатейшему драмтеатру страны зритель не нужен, а деньги государственные, значит, нужны (Немирович-Данченко, кстати, без госденег обходился со Станиславским).

В фойе по стенам висят старые афиши, от театра Корша (что понятно) до ефремовского МХАТа до раскола, вроде как преемственность, вроде как Театр Наций это такой новаторский МХАТ. Ну да, ну да…

Кабы «Идиот» Диденко хотя бы дотягивался до «Идиота» Достоевского (ладно уж режиссёрское credo, стерпим, Быкова терпим же с его тирадами про Власова), в творческом плане, так ведь нет же, не дотягивается, и намного. Зачем же, для кого этот мыльный пузырь?
Пи-пи-пи-пи-пи – отвечает нам на это Лев Мышкин в исполнении Ингеборги Дапкунайте…

Facebook Павла Карташева

02.02.2019

07.02.2019