О критериях оценки современных пьес

ПАВЕЛ КАРТАШЕВ

режиссёр, художественный руководитель театральных проектов Национальной Ассоциации Драматургов, эксперт Всемирного русского народного собора

[Вместо эпиграфа]

«Что видишь, то и пиши, а чего не видишь, писать не следует.»
(М.А. Булгаков, «Театральный роман»)

Современные пьесы обладают той степенью насыщенности звучанием современности («музыка времени» Блока), наполненности актуальными смыслами (ненавижу эту формулировку), в какой степени талантливы их авторы. В текстах «Любимовки», «Ремарки», «Евразии» и др. новодрамовских конкурсов, сборной солянкой из которых является «Кульминация», побеждает та «современность», какой она представляется кругу лиц, ею живущих и никакой другой жизни не допускающей. Такое усеченное, сегментарное восприятие Дня Сегодняшнего и содержится в этих текстах (подчас даже не пьесах), претендующих, однако, на вселенскую глубину.

Любая пьеса, считаемая ныне классикой мировой драматургии, была когда-то обычной современной пьесой, будь то «Гамлет» или «Чайка». И большой вопрос: станут ли когда-нибудь в один ряд с ними тексты «Кульминации», которая якобы объединяет все действующие отечественные драматургические конкурсы, выступая в роли конкурса конкурсов (на самом деле нет, потому что, например, конкурс «Время драмы», довольно внушительный по охвату, демонстративно «Кульминацией» игнорируется)?

Что же отличает современную пьесу с потенциалом вхождения в вечность от обычной графомании, рано или поздно утонущей в волнах быстротекущего времени, какой бы претенциозной она ни была?

Остановлюсь на некоторых критериях.

Сценичность? — Да. Качество ныне редкое, то, что авторы стремительно утрачивают, а жаль. То ли дело некий поток сознания, порой невнятно произносимый со звериной серьёзностью на фоне очередного экрана с претензией на новые формы, и — «вот тебе и театр», ага. Сценичность же это свойство, которое должен ощущать прежде всего сам автор, «видеть» свою пьесу на сцене, чувствовать течение времени в своей пьесе (сценическое время, как известно, отличается от бытового восприятия времени). Когда сие в пьесе в наличии, то это, уж поверьте, ощущает во время чтения профессиональный режиссёр, в творческом воображении которого пьеса начинает ставится, что называется «играться в голове» (похоже на булгаковскую «коробочку», «волшебную камеру»).

Язык? — Безусловно. Монологи и диалоги должны быть литературны, а не вот это вот всё, нести здоровый языковой код, а не словесный мусор, поддерживать систему ценностно-смысловых координат русского языка.

Драматургическая пружина (коллизия, сюжет)? — Конечно да, тут и говорить не стоит. Про бессюжетные тексты мне не надо рассказывать, плавали, знаем. Это к Рудневу. Весь постдраматический хлам туда же.

Идея (замысел, предпосылка)? — О, да. Идея граничит с идейностью, с идеологией если угодно, выражает сверх-сверхзадачу автора, его человеческую и гражданскую суть. И вот по этому пункту к авторам «Кульминации» есть вопросы. Ибо гуманистическое, да и патриотическое измерение в их текстах занижено, превалирует другой пучок смыслов, как правило токсичный по отношению к России как таковой. И тут возникает вопрос о наличии таланта у этих авторов — хороших ремесленников на заданную (вброшенную тем же Ельцин-центром) тему. Из их текстов уходит объём Дня Сегодняшнего, остаётся отработка по методичке (часто прозападной, хотя сами авторы это могут отрицать). Выстрела собственно в драматургический космос не происходит, на уровне глубинного месседжа Россия по-смердяковски оплёвывается, но метафизическим образом происходит так, что Пушкин и Лермонтов, Гоголь и Достоевский, Островский и Чехов спокойно утирают рукавом Русскую Икону, и жизнь продолжается, «Ревизор» и «Вишнёвый сад» остаются недосягаемы.

На постановочный потенциал пьесы влияют прежде всего эти факторы.

Оригинальное художественное решение, выразительность образов, выдержанность стиля, образность речи персонажей, особенность авторского стиля, знание фактического материала и т.д. — всё это тоже важно, но это уже скорее огранка, «кожа на барабан». Залогом сценического успеха, каркасом являются, на мой взгляд, вышеперечисленные критерии, на которых я остановился подробнее.

Хорошие, по-настоящему талантливые современные тексты всегда будут востребованы. Возможно не сразу, но они пробивают себе дорогу на сцену. Всегда. Классическими они становятся, когда их читают через два поколения, читают и ставят на сцене. В этом смысле многие пьесы современников Чехова или Вампилова канули в лету, как и авторы этих пьес. Тексты «Кульминации» это ожидает практически все, да и авторов их пожалуй тоже.

Sic transit gloria mundi.

03.02.2022